Общественный комитет по контролю за делами коррупционной направленности в Российской Федерации RSS

База данных коррупционеров

Всероссийская общественная организация 2012-2017
Главная » 2015 » Ноябрь » 17 » Оползни, обвалы и откаты, — коррупция при строительстве мостов и дорог
01:53
Оползни, обвалы и откаты, — коррупция при строительстве мостов и дорог
Ливень, накрывший  Сочи, едва не сорвал встречу президента Путина со спортсменами-олимпийцами и, по утверждению «Коммерсанта», вызвал обрушение асфальта и  оползни, накрывшие железную дорогу. Колумнист  ПАСМИ Михаил Казаков в этой связи вспомнил, кто же строил знаменитые сочинские объекты, в его истории всплыло имя Олега Шишова, экс-директора стройгиганта «Мостовик». По делу Приморского океанариума ПАСМИ проводит собственное журналистское расследование. О том, что в него не вошло, — читайте в колонке Михаила Казакова. Текст приводится в редакции автора.

домОчернители нашей замечательной действительности раскаркались, мол, ничего удивительного нет. Дворцы нашей знати, торопливо возведенные на подмосковной земле (стоимость сотки в пять раз выше, чем стоимость сотки в Испании!) уже не первый год расползаются по швам из-за экономии на подготовке грунта перед началом строительства. Если работа контрольных скважин, позволяющих следить за колебаниями уровня грунтовых вод, не финансируется даже в Москве, почему их кто-то обязан  финансировать в Сочи?!

Строительные нормы «прежнего политического режима» отменены. Взамен их Росгосстрой ничего не дал.

А природу не обманешь.

Сколько ни заливай бетоном прущий из-под земли фонтан, он всё равно пробьется.

Не в одном, так в другом месте!

А омская фирма «Мостовик», основной застройщик Олимпийского Сочи, ещё десять лет назад восхитила Москву своей бесшабашной   способностью строить, не дожидаясь никаких экспертиз и лишь « в рабочем порядке» понимая, что именно натворили.

Журнал «Оппонент» в 2005 году утверждал, что, возводя в Крылатском вантовый мост, очертаниями напоминающий горки аквапарка, сибиряки якобы забыли про сейсморазведку, обязательную перед началом строительства.

Трудолюбивые проектировщики сдавали  документацию строителям «горяченькой», почти ничего не зная о почве,  которую предполагалось нагрузить очень оживленной автотрассой.

мостовикА  злые языки  геофизиков утверждали, что там, внизу, на сорокаметровой глубине, под песком и глиной, очень ненадежный известняк. И командиры стройки, склонные лишь время от времени объяснять, как всем нам будет хорошо от завершения «стройки» века, даже не пытались остановить волну слухов, распространявшуюся из среды вполне компетентных людей.

«Командиры» смело шли избранной дорогой.

Они ведь не нефтяники, а мостовики. Им интересно то, что над землей, а не под нею.

Зеваки, наблюдавшие за  стройкой, гадали, какая кликуха закрепится, в конце концов, за шедевром  автострадного строительства.

Может быть «тещин мост», как в Одессе, где первый секретарь обкома  партии с одного холма до другого ездил на персональной автомашине по персональному мосту пить чай к обожаемой теще.

А может быть и «чертов мост», с которого падали в ледяную пропасть гренадеры Суворова на перевале Сент-Готард в Альпах. Шестьдесят прошли, сорок — в пропасть. И туда же вся артиллерия.

«Обратно через тот же Сент-Готард пришлось идти! – похохатывал в своих мемуарах Бонапарт. – И опять: шестьдесят прошли, срок в пропасть!»

Всё же обнаружив под уже возведенными опорами  геологический разлом, стали эту пропасть заливать бешеным количество бетона. Понятно, что полезность подобного занятия посреди зимы более чем сомнительна. Легендарный архитектор Монферран, оказавшись пару веков в подобной же ситуации, заливал пустоты под Ростральными колоннами на Васильевском острове бетоном, замешанным на водке, а не на воде.

А фирма «Мостовик» водку экономила, провоцируя разговоры, что нынче всё-таки не 1941 год, чтобы спасаться с помощью «сибирской дивизии».

Но в итоге  выстроили  крупнейший в Европе автомобильный мост,  который по документам и мостом-то не являлся.

На чертеже, утвержденном заместителем мэра столицы Петром Аксеновым, сооружение  скромно именовалось  «мостовым переходом через реку». Чертеж не был согласован с государственным санитарно-эпидемиологическим  надзором на транспорте, и с другими компетентными органами. Он не являлся распорядительным документом, без которого не положено начинать ни одну  стройку.

Тем не менее, стройка лихо шла. Совсем как в еще не забытые славные времена,  когда  маршал Берия писал красным карандашом на карте города «строить здесь» — и колонны разоблаченных врагов народа и пленных солдат вермахта  шли  возводить очередной архитектурный шедевр.

Только ведь маршал служил заместителем не у  председателя Моссовета!

Сталинскому «железному наркому» и не снилось подобное финансирование.

Если верить   обнародованным данным —  два миллиарда долларов.

И единственный смысл свершенного – сделать подарок  сверхбогатым господам, чтобы они могли быстрее добираться на своих  автомобилях из московских дворцов к подмосковным и обратно.

Богачи, владеющие дворцами в 156 коттеджных  поселках по престижному ныне Новорижскому  шоссе, вполне могли скинуться и оплатить  спрямление дороги из центра Москвы к своим загородным резиденциям из  собственного  кармана.  Но им решили сделать подарок из бюджетного кармана.

Точнее – из нашего с вами.

Скоростная трасса   резко подняла стоимость еще только строящихся  дворцов. Глянцевые журналы, рекламируя  роскошную недвижимость вдоль Новорижского шоссе, как одно из главных достоинств называли «отсутствие старой застройки и однородное социальное окружение»

И  пусть  обыватели Крылатского  негодуют, что, заплатив за свои квартиры бешеные деньги, они теперь вынуждены  нюхать выхлопные газы дорогих автомобилей  сверхбогачей.

Всем угодить невозможно.

Зато  вот обитатели правительственных дач в Серебряном Бору были   поражены чуткостью проектировщиков. Чтобы не обеспокоить самых нужных Родине людей, авторы трассы  решительно изменили первоначальный проект тоннеля.

Но прошли десять лет.

Вопреки катастрофическим прогнозам  мост в Крылатском до сих пор не рухнул.

А домовладельцы с Новой Риги, отправляясь в путь по трассе, вроде бы даже перестали писать завещания.

Зато руководитель «Мостовика» Олег Шишов перед тем, как уйти по этапу из «Матросской Тишины» в Омск (Он сегодня обвиняется  лишь  в пособничестве в растрате бюджетных денег, выделенных на строительство океанариума в Приморье)  попытался объяснить газете «Ведомости», почему возведение олимпийских объектов в Сочи оказалось вдвое дороже первоначально заявленных сумм.

Шишов утверждает, что «кураторы» стройки относились к нему и его строительной организации не лучше, чем к гастарбайтерам из Средней Азии : «Вы запроектируйте и постройте качественно и в срок, а мы потом с вами расплатимся!»

«Мостовик» соглашался строить трамплин на площадке, где не ступала нога  геолога-эксперта, где сильнейшая оползневая опасность. И противооползневые стены, возведенные «Мостовиком» якобы есть его «подарок Родине». Ибо, по словам Шишова, казна оплатила лишь половину стоимости возведения трамплинов там, где в принципе нельзя строить ничего подобного.

Ну, так он же на всё соглашался?! И когда строил мост в Крылатском, и когда  строил мост на остров Русский перед Саммитом АТЭС в 2012 году.

А теперь он полностью признал свою вину, что влез  со своей фирмой в долгострой с Океанариумом, возводившимся с 2005 года по поручению президента России. В результате деньги «уплыли»…

Михаил КАЗАКОВ

Материал: pasmi.ru
Запросов к материалу: 447 | Архиватор: Mysalini | Рейтинг: 4.0/1



Никто не является коррупционером, пока его вина не доказана судом. Сайт Общественная "база данных коррупционеров" не преследует цель разместить порочащую вышеуказанное лицо информацию, не претендует на "нематериальные блага", вся размещенная на сайте информация по данному прецеденту служит государственным, общественным или иным публичным интересам, предоставлена для ознакомления и предотвращения избежания ответственности перед законом данным лицом.Если этот материал на настоящее время не актуален, сообщите нам об этом.



Всего комментариев: 0

avatar